главная статьи услуги о себе записаться блог
 

       

бросаем курить
 
записаться
 
тренинги
 
пройти онлайн
 
консультацию
 
 
     

 

 

 Лунатизм и эпилепсия

       

Истории

 

Рецепты
 
 Оплата 
 
 
 
 
 
 
 
метки
психолог психотерапевт
психотерапия позитивная терапия
психологи Кемерово совет психолога
консультация психолога гипноз
алкоголизм амнезия
самоубийство и суицидальные мысли
психопаты ревность
онлайн консультация
Боязнь публичных выступлений и презентаций фобии навязчивости
Дисгармония  супружеских  и любовных отношений 
Стресс и хроническая усталость
Табакокурение 
Депрессия
Паника Конфликты в семье
 
 
 
 
 

                  

 

 

Снохождение (сомнамбулизм) представляет собой своеобраз­ное пароксизмальное нарушение сна, чаще встречающееся в детском и юношеском возрасте. По нашим данным, примерно 2 чело­века на 1000 населения страдают снохождениями различного про­исхождения. По имеющимся в литературе данным в возникновении снохождений могут играть роль различные этиологические факторы, в ча­стности эпилепсия (И. М. Виш, 1946; С. Н. Давиденков, 1960), черепно-мозговые травмы и нейроинфекции (Е. П. Полякова и 3. Л. Черникова 1962; А. А. Козловский, 1963), психические травмы (И. М. Виш, 1946; А. А. Козловский, 1963). Немаловажное значе­ние имеют, по-видимому, и некоторые особенности личности, предрасполагающие к развитию снохождений.

Наиболее частой причиной сомнамбулизма являются функцио­нальные расстройства нервной системы (по нашим данным до 65% больных).

Среди этих больных можно выделить группу лиц в остром ре­активном состоянии — состоянии возбуждения, тревоги, беспокой­ства. Чрезвычайные раздражители — переживание ситуаций, свя­занных с опасностью для жизни, внезапные травмирующие события — в ряде случаев ведут к развитию реактивного состояния, одним из проявлений которого могут быть нарушения сна, ночные страхи, кошмарные сновидения, снохождения. В остром периоде лунатизм возникает каждую ночь и ха­рактеризуются тем, что больные насторожены, возбуждены, иногда агрессивны. Мышцы обычно напряжены, дыхание быстрое и по­верхностное, глаза широко раскрыты и выражают ужас, страх, испуг. Зрачки широкие, хорошо реагируют на свет. Слуховые вос­приятия, в какой-то степени сохранены, поскольку сильные вне­запные шумы вызывают у них во время снохождений настороженность и беспорядочную двигательную активность. Больные могут произносить какие-то звуки, отдельные несвязные слова, сопро­тивляются попыткам увести их в постель.

Снохождения у этой группы лиц прекращаются обычно с вы­ходом из реактивного состояния и в последующем не повторяются. Нарушения сна и снохождения возможны также при развитии невротического срыва в связи с психотравмирующей ситуацией (напряженная работа, ответственность за исход важного задания, неприятности по работе и в быту, недосыпание и др.). Чаще эти состояния возникают у лиц с ослабленной нервной системой после перенесенных инфекций, соматических заболеваний. Снохождения в таких случаях развиваются на фоне многочисленных астениче­ских жалоб, указывающих на наличие невроза. Особенностью снохождений, развивающихся при неврозах, является то, что во сне такие лица часто разговаривают или громко кричат. Во время снохождений, которые продолжаются обычно несколько минут, больные обходят препятствия, ведут себя так, как если бы они выполняли какую-то работу в темноте. Глаза чаще всего открыты, зрачки реагируют на свет. В такое время больные очень- внушаемы. Иногда они отвечают на вопросы и срав­нительно легко могут быть разбужены. В содержании снохожде­ний обычно находят отражение эмоциональные реакции, переживания предшествующего дня.  При улучшении общего состояния снохождения становятся бо­лее редкими и вовсе прекращаются при благоприятном исходе бо­лезни. Как в случаях реактивных состояний, так и при неврозах сно­хождения не'являются единственным симптомом болезни, хотя не­которые больные считают их наиболее тягостными из-за этических соображений. Переживания больного усугубляют течение невроза и только своевременное вмешательство врачей может в ряде слу­чаев воспрепятствовать фиксации болезненного состояния.

Снохождения легко возникают также у лиц, у которых уже с детства отмечались невротические особенности. Особенностью снохождений у таких больных является отсутствие определенной регулярности в их возникновении. Нередко по нескольку месяцев и даже лет они могут отсутствовать. После инфекций, под влия­нием психогенных воздействий, может наступать значительное учащение лунатизма, так что они в течение какого-то периода времени наступают почти еженощно. В ряде случаев снохождения возникают под влиянием незначительных поводов и тогда их появление представляется неожиданным, не вызванным какими-либо внешними причинами или потрясениями, тем более, что при обследовании нередко не обнаруживается других невротических симптомов. У части таких лиц можно, однако, установить эпизоди­ческие истерические проявления или довольно стойкие психопатические черты характера.

У 27% больных возникновение сомнабулизма было связано с органическим поражением головного мозга в результате перенесенных сотрясений, нейроинфекций, интоксикаций. В литературе имеются указания на то, что любая инфекция может привести к нарушениям активности во время сна. Economo (1929), например, обратил внимание на возможность появления лунатизма у больных эпидемическим энцефалитом. Автор указывал, что у этих лиц церебральный и соматический сон не совпа­дают по времени и глубине, как это наблюдается у здоровых. Клинические проявления сомнабулизма у пациентов вследствие органического поражения головного мозга близки по феноменоло­гии к эпилептическим пароксизмам и достаточно трудны для отграничительной  диагностики. Во время снохождений такие лица могут длительное время бродить бесцельно; движения их во сне автоматичны и обычно мало продуктивны. Нередко во время снохождений такие больные наталкиваются на предметы, получают ушибы. Иногда с ними удается заговорить, проводить в свою постель. Довольно часто такие больные жалуются на быструю утомляемость, снижение работоспособности, тупые, разлитые головные боли. При обследовании могут обнаруживаться очаговые органические симптомы (иногда микросимптомы), при ПЭГ отмечаются внутренняя и наружная гидроцефалия, изменения в мозговых оболочках, нарушения ликвородинамики. На ЭЭГ отмечаются диффузные патологические волны.

Данные клинического и дополнительных методов исследования позволяют выделить малую группу больных (до 8%), страдавших эпилепсией, пароксизмальные расстройства сознания у ко­торых проявляются в виде ночных автоматизмов, сходных по фе­номенологии со снохождениями.

Такие эпилептические автоматизмы являются вариантами психомоторной эпилепсии. Клинически они выражаются в том, что больной во сне, не просыпаясь, внезапно встает с постели, совершает ряд хотя и сложных, но всегда стереотипных движений и действий (ходит по квартире, перекладывает вещи, взбирается на окно, выходит из помещения и др.). Нередко во время приступа переживаются бредовые картины. Обычно через несколько минут (реже дольше) больные возвращаются к себе в постель, иногда же ложатся спать в любом месте. В отличие от снохождений ночные эпилептические автоматизмы носят более элементарный характер, не бывают связаны с яркими сновидениями или переживаниями дня и больных обычно не удается разбудить или вывести из этого состояния. Ут­ром никаких воспоминаний о припадке не сохраняется. Диагностика этих состояний не трудна, если такого рода пароксизмы находятся в связи с большими припадками или если автоматизмы сочетаются с другими дневными или ночными при­падками; значительные трудности возникают, когда автоматизмы оказываются единственными пароксизмальными проявлениями эпилепсии. Во время сомнабулизма и при автоматизмах совершаются движения и действия, необходимость которых не вытекает из требо­ваний окружающей обстановки. Из-за заторможенного состояния коры поступающие раздражения (зрительные, слуховые и особенно проприоцептивные) не оказывают корригирующего влияния на поведение больного, а, наоборот, в силу образующихся патоло­гических связей еще больше тормозят мозговую деятельность и сами становятся факторами, определяющими автоматическое поведение.

Для понимания механизмов, обеспечивающих поведение больных при нарушениях сознания, заслуживает внимания предполо­жение о значении патологически функционирующих «вторичных высших автоматизмов» (А. Н. Леонтьев, 1947), которые образуются в процессе формирования навыков, являясь сознательно ав­томатизированным действием. В жизни человека такие автома­тизмы имеют решающее значение, создавая совершенство реакций, «машинальность» исполнения. В тех случаях, когда при изменениях сознания наблюдаются внешне упорядоченные целенаправленные действия (автоматизмы, снохождения), возможно, что на первый план выступают автоматически действующие комплексы реакций по типу «вторичных» автоматизмов. При этом замыка тельная и синтетическая деятельность нарушены, новые связи не образуются или возникают с трудом. Мы убедились в том, что ночные эпилептические автоматизмы начинаются иногда с детства и в течение многих лет могут не со­четаться с другими проявлениями эпилепсии. В состоянии бодрствования у таких больных не наблюдается каких-либо пароксизмальных нарушений сознания, не возникает изменений личности. Особенностью таких автоматизмов является также то, что они не­редко возникают во сне и в дневное время, чего практически не наблюдается у больных со снохождениями. Назначение противосудорожных средств улучшает ночной сон, а в ряде случаев и из­бавляет больных от автоматизмов. Определенную помощь в диагностике эпилептических ночных автоматизмов оказывают ПЭГ и ЭЭГ исследования, с помощью которых обнаруживаются характерные для эпилепсии изменения.

Пароксизмальные расстройства сознания. А.М. Коровин. Ленинград "Медицина" Ленинградское отделение 1973

 

 

 

 

 
 
т. 8 960 932 27 40
 
  назад вперед